Потерянное покорение: что на самом деле случилось с пропавшими кораблями «Эребус» и «Террор»

Истории, видимо, присуще английское чувство юмора. Обычно она сохраняет имена удачливых путешественников-первооткрывателей. Но в случае с экспедицией Франклина, ставшей самым крупным провалом всех арктических исследований, сделала исключение.

Потерянное покорение: что на самом деле случилось с пропавшими кораблями «Эребус» и «Террор»

Солнечным днем 19 мая 1845 года на пристани английского Гринхайта собралась огромная толпа. Настроение царило праздничное: два корабля Королевского военно-морского флота, «Эребус» и «Террор», отправлялись в Арк­тику. Высокие чины произносили патетические речи, играл оркестр, девушки прижимали к глазам платочки, провожая одетых в парадную форму моряков в плавание. Даже руководитель экспедиции сэр Джон Франклин махал ярким красно-зеленым платком своей жене леди Джейн и дочери Элеоноре, пока причал не заслонило следовавшее за «Эребусом» грузовое судно с припасами «Баретто Джуниор».

Потерянное покорение: что на самом деле случилось с пропавшими кораблями «Эребус» и «Террор»

Корабли скрылись за горизонтом, и это был последний раз, когда 129 моряков видели в живых. Экспедиция Франклина бесследно исчезла, став одной из самых трагических и загадочных страниц в исследовании Арктики и заодно породив множество домыслов о судьбе моряков.

Пойти туда, не знаю куда

Перед экспедицией стояла цель — открыть, а точнее, дооткрыть Cеверо-Западный проход, самый короткий путь из Атлантического океана в Тихий через Канадский архипелаг. Дело, казалось, было за малым. К середине XIX века лишь небольшая часть пути оставалась неразведанной. Ее-то и поручили нанести на карты Джону Франклину, чтобы еще раз утвердить Британию в статусе королевы морей.

Причем лучше было поторопиться, потому что в спину английским лордам уже дышала Российская империя, в те годы владевшая (через Российско-американскую торговую компанию) значительными территориями на Аляске, в Канаде и Калифорнии.

Потерянное покорение: что на самом деле случилось с пропавшими кораблями «Эребус» и «Террор»

Маршрут экспедиции Франклина
❶ Корабли вышли из Грин­хайта в мае 1845 года
❷ Последний раз экспедицию видели в море Баффина в августе того же года
❸ На о. Бичи в 1850 году спасатели нашли записку Джона Франклина
❹ Корабли вмерзли в лед у побережья о. Кинг-­Уильям
❺ Остов «Эребуса» обнаружили в заливе Куин-Мод в 2014 году

Поиски Северо-Западного прохода велись с середины XVI века, и довольно успешно. В 1576–1631 годах англичанами были открыты значительные территории: пролив Дейвиса и море Баффина, Гудзонов пролив, Гудзонов залив и бассейн Фокса. В 20-е годы XIX века англичанин Уильям Парри открыл проливы Ланкастер, Барроу и Вайкаунт-Мелвилл; в следующей экспедиции — проливы Фьюри-энд-Хекла и Принс-Риджент.

Поэтому задача экспедиции Франклина не казалась невыполнимой: нужно было всего-навсего обследовать небольшой участок в Канадской Арктике. Правда, ни один корабль еще не заходил так далеко на юг от пролива Ланкастер и на запад от полуострова Бичи из-за тяжелых ледовых условий. Однако в этот раз Британское географическое общество решило пойти ва-банк.

Как вы судно назовете

Если бы белые медведи умели читать, они наверняка оценили бы английский юмор, увидев названия на бортах кораблей. Флагманский «Эребус» («Мрак») и «Террор» («Ужас») являли собой впечатляющее зрелище. На оснащении не экономили: на судах стояли экспериментальные паровые двигатели. Корпусы были усилены дополнительными металлическими пластинами, несколькими слоями тикового дерева и канадского вяза, добавленными к изначальной дубовой обшивке. К тому же «Эребус» и «Террор» уже успели пройти боевое крещение — участвовали в успешной антарк­тической экспедиции Джеймса Росса 1839–1843 годов. Так что суда могли пройти — и прошли — через такие льды, где ни одно другое судно того времени не смогло бы уцелеть.

Потерянное покорение: что на самом деле случилось с пропавшими кораблями «Эребус» и «Террор»

Тем не менее тревожные звоночки начались уже на этапе подготовки: Адмиралтейство обратилось с почетным предложением возглавить новую экспедицию к организатору одного из первых походов к Северному полюсу Уильяму Парри, но тот вежливо ответил, что северному сиянию предпочтет скучную штабную должность в Лондоне. Второй кандидат — Джеймс Росс, считавшийся восходящей звездой полярных исследований, — отказался, объяснив, что после недавней свадьбы теплая постель молодой жены интересует его куда сильнее, чем вечная мерзлота. Третий претендент был слишком молод, а четвертый вообще ирландец! (Последние, к слову, все же попали в экспедицию: Джеймс Фитцджеймс стал капитаном «Эребуса», а Фрэнсис Мойра Крозье — капитаном «Террора».)

В результате, изрядно намучившись, Адмиралтейство пригласило Джона Франклина, который мало того что имел за плечами три неудачные экспедиции, но еще и был староват для таких походов (на момент начала плавания ему исполнилось 59 лет). К тому же за глаза его называли «человеком, съевшим свои башмаки»: во время сухопутной экспедиции в Канаду, которую Франклин возглавил в 1819 году, ему и его людям, умиравшим от голода, пришлось включить в рацион спальные мешки из бычьей кожи и даже собственную обувь. Тогда, кстати, Джон Франклин искал все тот же Северо-Западный проход.

История поиска

По самому оптимистичному прогнозу «Эребус» и «Террор» должны были преодолеть Северо-Западный проход за лето 1845 года, достичь Аляски, России и Китая и выйти в теплые воды Тихого океана. Но в Лондоне понимали, что, скорее всего, кораблям придется минимум раз перезимовать во льдах. Поэтому первые три года никто особо не беспокоился из-за отсутствия вестей.

Потерянное покорение: что на самом деле случилось с пропавшими кораблями «Эребус» и «Террор»

Первой тревогу забила леди Джейн Франклин, жена Джона Франклина. В 1848 году она призвала Адмиралтейство направить корабли на поиски ее мужа. Чтобы немного подстегнуть инертную бюрократическую машину, леди Франклин развернула кампанию в прессе и объявила о награде любому, кто сообщит информацию об экспедиции.

Последними, кто видел корабли Франклина, были экипажи двух китобойных судов в море Баффина в августе 1845 года, то есть спустя три месяца после начала экспедиции. Тогда же, во время последней стоянки в заливе Диско на западном побережье Гренландии, пять человек из экипажа были высажены на суда сопровождения и отправлены домой. Наверняка впоследствии они не раз рассказывали эту историю в портовых пабах за кружкой эля.

По следам «Эребуса» и «Террора» отправились корабли «Энтерпрайз» и «Инвестигейтор» под руководством капитана Джеймса Росса, за три года до этого дальновидно отказавшегося возглавить экспедицию. Но спасатели сами столкнулись с суровыми погодными условиями и, проведя три зимы во льдах, вернулись не солоно хлебавши.

Обычно капитаны возводили пирамиды из камней на островах по пути следования корабля, оставляя в них письменные сообщения для спасателей. Но не в этот раз. Как выяснится потом, из 200 выданных специально для этой цели медных цилиндров Джон Франклин использовал только один в конце мая 1847 года, причем записка была составлена путано и неинформативно. По необъяснимой причине Франклин неправильно указал год зимовки, перепутал координаты острова, рядом с которым находились корабли, и завершил записку оптимистичным «All good!», что можно трактовать и как «Все в порядке», и как «У всех все хорошо». И это притом что на тот момент умерли минимум три члена команды! А вот каким курсом пойдут корабли дальше, в документе не было ни слова.

То же самое касалось и запасного плана — складов с продовольствием на тот случай, если морякам придется оставить корабли и возвращаться пешком, что было нередкой практикой. Спасатели не нашли ни намека на них! Корабли и люди словно испарились в воздухе.

Потерянное покорение: что на самом деле случилось с пропавшими кораблями «Эребус» и «Террор»

Эта неудача и солидная сумма в 20 000 фунтов подстегнули всеобщий интерес. К 1850 году пропавших искали в общей сложности 13 кораблей из Англии и США и несколько сухопутных экспедиций. Тогда-то на острове Бичи были найдены три могилы моряков экипажа Франклина, датированные апрелем 1846 года. Но судьбу остальных участников экспедиции и кораблей это не прояснило.

Новые данные появились спустя четыре года, причем абсолютно случайно. Путешественник Джон Рэй, исследовавший полуостров Бутия для Компании Гудзонова залива, повстречал группу эскимосов, и те рассказали ему о 35–40 погибших от голода белых людях и даже показали предметы, им принадлежавшие. На вилках, ложках и ножах стояло клеймо корабля «Эребус».

В Англии Джон Франклин, несмотря на провал экспедиции, считался народным героем, мужественно сложившим голову во славу короны. Так что эта находка могла бы прославить Джона Рэя и сделать его на родине всеобщим любимцем. Но в отчете, направленном в Адмиралтейство, он указал, что, со слов эскимосов, в последние дни моряки с «Эребуса» и «Террора», судя по состоянию трупов и содержимому котелков, занимались каннибализмом.

Источник